Первый взгляд на новый проект c Руни Марой в главной роли, премьера которого прошла на кинофестивале “Теллурайд” в Колорадо.

Скорее всего, отечественный зритель не знаком с первоисточником фильма «Уна», пьесой «Чёрный дрозд» (Blackbird) Бенедикта Эндрюса, поэтому позволим себе небольшое отступление на тему сюжета.
Пьеса почти цитирует завязку «Лолиты», только с той оговоркой, что сюжет разворачивается «от лица» главной героини и 15 лет спустя упомянутой любовной истории. В возрасте 12 лет Уна стала любовницей Рэя, любовники предпринимают попытку сбежать из родного города, но когда совесть берёт верх над мужчиной, он оставляет девушку в пустом придорожном. Девушку находят, Рэя сажают под арест. А через 15 лет встреча происходит снова.

В руках Мары Уна не сломленная. Она безумная. Её фиксация на Рэе настолько сильная, что его становится практически жаль.

Эндрюс выводит изображение Рэя на новый уровень, добавив в действие новых персонажей (жену и коллегу), но по мнению Variety, в месте с этим что-то теряет в работе с Руни, поэтому образ героини получается несколько другой, нежели у Мишель Уильямс и Элиссон Пилл. Он получается более садистским (как, например в «Hard Candy»), потому как Уна на большом экране понимает свою власть над Беном, беря инициативу в свои руки.

Разрывающее на части продолжение «Лолиты».

THR тоже отмечают, что энергия, которой наполнен фильм, отличается от той, что зритель наблюдает в оригинальной пьесе: «Спасибо эмоционально-оголённой игре Руни и твёрдой поддержке Бена Мендельсона в качестве партнёра». Она вызывает скорее негативные эмоции по отношению к заглавной героине: «Хотя действия Уны и несут характер сексуального самопожертвования, но вызывают тревожное и отвратительное ощущение, когда она проверяет на прочность силу своей власти над бывшим любовником».
blackbird-2016

blackbird-broadway

Бродвейская постановка пьесы с Мишель Уилльямс и Джеффом Дэниелсом

В отзыве The Wrap чувствуется острое разочарование от того, что Бенедикт Эндрюс ввёл в действие других персонажей, флэшбеки и эпизоды с работой  Бена, значительно отдалив этим главных героев и снизив градус драмы, которую наблюдают пьесе. «Мара и Мендельсон очень далеки от персонажей, которых показали в пьесе Мишель Уильямс и Джефф Дэниэлс». Актёров ругают за отсутствие эмоциональности, которая далека от бури, которая царила на Бродвее.

The Playlist тоже отмечает слабую сторону сценария, в результате чего теряется внимание зрителя. «Но спасибо Руни Маре, она потрясающе показала глубоко скрытую боль героини. В моменте, где Уна наконец-то раскрывает это, кажется, что такой ранимой на экране Руни еще не видели». Издание отмечает исключительный стиль картины, работу оператора  Тимиоса Бакатакиса (знакомого нам по «Лобстеру»), и заключает: «В результате картина оказывается на плечах двух великих актёров и диалогах «он сказал, она сказала». И иногда этого просто не достаточно».

А вот Indiewire оценивают фильм на 4+ и считают, что он «балансирует на грани триллера и сложного романтического фильма»,  ярче раскрывает мысль о том, что прошлое не определяет будущее человека, но  может значительно усложнить его.
И хотя Мара уже зарекомендовала себя как актриса, которая как никто другой может передать внутреннюю бурю эмоций (в «Кэрол» и «Девушке…»), здесь она играет на грани, на балансе эмоций: «Вы можете почувствовать эмоций у неё под кожей. Она была хороша и до этой роли, но так хороша еще не была никогда».
Что же, надеемся, что европейские критики более высоко оценят «Уну», не будут так яро сравнивать эту работу режиссера и сценариста с первоисточником и игрой бродвейских актёров. А мы будем надеяться, что фильм живым и невредимым дойдет до российского проката.