С творчеством Андрея Лысикова aka Дельфин у меня непростые отношения, варьирующиеся от любви до равнодушия и даже отторжения. Несмотря на все, последний альбом меня равнодушной не оставил.

Дельфин — это, пожалуй, один из немногих музыкантов, способных выжать из меня слезу.

Причем, существует достаточно мало таких, скажем, арт-объектов, которые на это способны. Например, мои близкие друзья знают, что я не выдерживаю вида олимпийского мишки 1980 года, мне на него очень тяжело и больно смотреть. До слез. Примерно такие же эмоции у меня вызывает и творчество Дельфина.

Вы только подумайте, какой эффект производит на меня клип «Весна»!

С творчеством Дельфина я знакома весьма поверхностно. Не очень люблю его дискографию (кажется, я даже целиком все альбомы не слушала), но мне очень нравятся отдельные треки из альбомов «Звезда» и «Глубина резкости».
Это такой исполнитель, которого вспоминаешь в отдельный сезон или момент жизни.

Так сложилось, что вышеупомянутые альбомы поселились у меня в плеере этой осенью и довольно хорошо там обжились. И тут вышел новый альбом.

Во первых, что я хочу сказать в отношении этой работы. Это не музыкальный альбом вовсе. Это сборник стихотворений, прочитанных автором и наложенных на музыку.

Это не тот альбом, который слушаешь фоном, пока просматриваешь новости в группах вконтакте или обрабатываешь фото из летней поездки куда угодно. Я пробовала его слушать так. Не вышло.

На самый крайний случай — это музыка дороги. Осенне-зимних пейзажей и размышлений, когда каждое слово режет по живому. Этот альбом нужно слушать и, желательно, слышать.

Композиции получились очень образными и развернутыми, чего раньше я не слышала  у Дельфина.  «Слышишь» так вообще эпическая поэма о времени и пространстве, рассказанная от имени двух лирических героев.

Темы, которые поднимает «Дельфин», как всегда предельно просты. В альбоме «Андрей» я бы выделила две грандиозных. Жизнь и смерть. И все, что между этим. Рождение, любовь, старение, угасание и, главное, осознание всего этого. От чего всегда хочется убежать, от чего больно, и отчего ты иногда обрываешь трек и нажимаешь на «stop».

Трек «Надя» (чуть не написала: «Наадя») заставил меня смахнуть скупую слезу целых два раза. Первый раз, кода я слушала песню первый раз, второй — когда я смотрела клип. Гениотличный.

В целом, возможно, во мне говорит авитаминоз и зимний сплин, возможно Дельфин целенаправленно нажимает на болевые точки и жонглирует заведомо благодатными на эмоции темами, и можно занудно поругать его за это, но альбом мне очень понравился.